Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
23:38 

Сестра. Предисловие. (в соавторстве с Еленой Оведаро)

Зарисовка «Сестра» – это первый полноценный рассказ, который мы написали совместно с Леной Оведаро. Сюжет полностью придумала предложила она, поэтому повествование ведется от женского лица. Мои там только эмоции, настроение, переживания и буквы.
Для меня это странный опыт. Мне всегда хотелось попробовать сказать то, что нельзя нарисовать простыми штрихами. Говорить о том, что тревожит, не говоря этого. Наверное, поэтому для меня сюжет вторичен, хотя в определенном смысле близка и понятна его тематика. Наверное, еще и поэтому сам процесс работы над рассказом получился таким интересным. Мы спорили, ругались, удаляли друг друга из «друзей» и делали это на протяжении почти 2-ух месяцев. Работа еще не до конца завершена. Сейчас осталась последняя шлифовка, поэтому выходить он будет по старой доброй традиции – по частям.
В рассказе есть достаточно откровенная сцена, поэтому целиком рекомендовать его никому не буду. Первая часть уже доступна по ссылке, ее можно читать всем без ограничения. Она получилась достаточно своеобразной. Мне долгое время она не очень нравилась, но с каждым новым прочтением она смотрится все лучше. Надеюсь, что у кого-то хватит сил перечитать дважды. Улыбаюсь. Всем приятного чтения.

Оглавление.

1. Странная любовь.
2. В комнате. (Ожидается на prozaru.com 8 июня, не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим 18 лет)
3. Слезы. (Ожидается на prozaru.com 15 июня, не рекомендуется к прочтению лицам, не достигшим 18 лет)


@темы: буквы, проза

02:29 

Сколько стоит ваш билет? (часть 1)

Зал ожидания – это странное место. Чего здесь люди ждут? Что их заберет красивый поезд и умчит куда-то за горизонт, где все хорошо и просто? Увезет от проблем, или быть может, от недостатка проблем. Они ведь тоже не знают, что будет, но им все равно придется присесть на неудобные лавочки и... ждать.

Я ведь всего второй раз был в жизни сяду на поезд. Тот вокзал где, я находился – одно из красивейших сооружений Европы, его даже построил тот человек, что соорудил башню в стране круассанов. Но я об этом узнаю много позже. Все внешние великолепие я смогу оценить только по чужим фотографиям в солнечные дни. А тогда все здание мне казалось огромной печью для кремации. И что людей везут не на Восток, а прямиком в пекло.

Мне нужно было потерпеть еще чуть-чуть, чтобы не сорваться: еще час на вокзале, четыре часа до Захони, таможня, и дальше... А что дальше? Чего я все-таки ожидаю? Мне столько всего пришлось пережить, чтобы оказаться в этом зале ожидания... А я даже не могу представить, что будет. Как же я не люблю ждать.


-Простите, а сколько стоит Ваш билет? Вы ведь в 16-ом поезд едите? – Я повернул голову.

-Что?

–Я просто очень часто езжу, и мне кажется, мой секретарь покупает дорогие билеты. – Пояснил незнакомец, присевший рядом.

Высокий мужчина в дорогих ботинках, темных брюках, сером пальто на поясе и шляпе с полями. В руках он держал портфель. Ему было около сорока. Так обычно рисовали шпионов во французских комедиях, только не хватало больших солнечных очков. Но ему они бы явно не пошли, поэтому, чтобы его лицо как-то выделялось, он носил небольшие усы. В целом не примечательная внешность, не располагающая к общению. Мне кажется, он об этом подозревал, поэтому всегда первый начал разговоры со случайными людьми, в надежде нарваться на любителя пооткровенничать с незнакомцем.

Начинал он стандартно, с того, что работает директором какой-то компании и много ездит, дальше шли несколько жалоб на жизнь, а потом несколько вопросов собеседнику. Я ответил что-то односложное несколько раз. Глаза его чуть потухли, видимо, я не оправдал его ожиданий, но мужчина все равно решил продолжить. Что-то рассказывал о своей работе, о том, зачем ездил, о том как не повезло с погодой о ценах в местных магазинах, еще о чем-то. Обычная пустая болтовня. Я тогда уже достаточно хорошо понимал русский, чтобы уловить почти все, что он сказал, но выражать свои мысли мог с трудом. Его не смущало мое молчание. Незнакомец продолжал свои рассказы, показывая фото жены и дочек в своем кошельке. Задавал еще какие-то вопросы, но, не дожидаясь ответа, тут же продолжал рассказ. Мне казалось, что он бы не заметил, если бы я ушел.

В какой-то момент мужчина усомнился, понимаю ли я вообще, что он говорит. Взгляд его быстро скользнул по моим рукам – я крепко сжимал гранатовый паспорт с золотым орлом. Это его успокоило, и он продолжил:

-Ну, а что это я все говорю, да говорю? Может и Вы что поведаете, молодой человек? Расскажите о своей жизни что-нибудь! Нам «старичкам» страсть как интересно узнать, что у молодежи твориться...

-Не знаю, что говорить. Устал.

-Эх... Вот молодежь! Устали, у нас раньше столько сил было, ох! Я в твоем возрасте... – и он продолжил.

А я задумался. А что было в моей жизни? Вернее в жизни того, с чьим паспортом мне придется пересечь таможенный контроль и, скорее всего, больше никогда сюда не вернуться. Я не знаю! Мне ведь придется прожить за него теперь это все. Ведь меня больше нет. Я жив – пока жива память обо мне. А со всеми кому я был дорог, я простился навсегда. А те, кто, быть может, случайно меня вспомнят, не будут искать... Мои документы валяются где-то среди обломков разрушенного дома. Их когда-нибудь найдут, и выпишут мою фамилию рядом с другими на каком-нибудь кладбище. Это уже прошлое. А что с этим человеком, чье лицо я уже разглядывал сотню раз за последние два дня, пытаясь найти хоть какие-то сходства. Что с ним стало? Почему он умер так рано? Он ведь спасает мою жизнь. Знает ли он об этом? О чем он мечтал? Какие были у него желания?..

-Написать книгу! – услышал я голос собеседника сквозь собственные мысли.

-Что?

-Можно, говорю, написать целую книгу про мои приключения с этим чемоданом... – И он похлопал его словно друга по плечу. – Ой, столько с ним связано забавных историй!..

Затем собеседник глупо рассмеялся. И поднял взгляд в потолок, будто пытаясь ухватиться за продолжение своего рассказа. У него не получилось. Мужчина задумался на секунду, затем провел взгляд по сторонам и обратился ко мне:

-А вы сами из Москвы, или куда-то дальше двинетесь?

-В Москву. – Повисла пауза.

-Ой, а что ж это я?! Вот говорим-говорим, а я так и не представил, меня Андрей Иванович зовут! – и он протянул руку.

Рукопожатие. Пауза. Он медленно кладет руку к себе на портфель и смотрит на меня. Я смотрю на него. Молчание.

-А Вас как? – так и не дождавшись моей ответной реакции, спросил собеседник.

Я потянулся к паспорту, чтобы взглянуть, но потом опомнился и представился. В сущности его не интересовало, как меня зовут, ему это нужно было скорее для большей живости монолога. Теперь собеседник постоянно называл мое имя, сопровождая вводным словами. Тогда мне смысл их был не ясен – я думал, что это какие-то формы вежливого обращения: «итак», «таквот», «нувот». Когда к тебе обращаются вежливо, у нас было принято улыбаться, и я напряг губы, изображая улыбку.




Продолжение скоро...


Публикуется, как черновик. Буду рад замечаниям по орфографии, буквографии, смыслографии, а также просто любому мнению.




@темы: проза, черновик

Julembo через буквы

главная